С какими проблемами сталкиваются квир-женщины в сфере медицины

Из-за своей сексуальной ориентации или гендерной идентичности квир-женщины часто сталкиваются со стигматизацией и гомофобным отношением при получении медицинской помощи. Такое отношение особенно распространено в гинекологии, при посещении психотерапевта или семейного врача. Проблема широко распространена, но из-за гомофобии и стигмы о которой редко говорят.

Издание “Квир” говорило с женщинами, рассказы которых ясно показывают, что квир-люди вынуждены очень тщательно выбирать врача, гинеколога или психолога, чтобы избежать дальнейшего вреда от непрофессиональных, гомофобных врачей.

Один из наших респондентов, Нини (имя изменено), рассказывает, что несколько лет назад она пришла в клинику с болью аппендикса и при осмотре врачи спросили ее, ведет ли она половую жизнь и как предохраняется. Нини ответила, что она был сексуально активна, но ей не нужно было защищать себя, потому что ее партнершей была женщина.

«Я бы забыла неприятные взгляды, направленные на меня, если бы не гинекологическая проблема, обнаруженная во время УЗИ, после которой один из врачей, услышав, что мой партнер — женщина, посоветовал мне заняться этой проблемой, потому что в один прекрасный день, я захочу  мужчину и детей».

Нини было тяжело видеть такое отношение со стороны врачей.

«Представьте, как сложно объявить команде врачей из 90-х, что ваш партнер — женщина, и посреди невыносимой боли вам приходится терпеть легкомысленное отношение к своей ориентации, для принятие которой вы боролись годами, сначала с собой, а затем и окружающими».

По словам Нини, необходимо обучать гомофобно настроенных медицинских работников.

«Представителям любой сферы, оказывающим какую-либо помощь или услугу гражданам, следует консультироваться с психологами, которые, если не могут научить эмпатии, то по крайней мере, их приведут к осознанию того, что они должны оставлять свои личные мнения и взгляды вне работы и проявлять на работе такое отношение, которое подходит профессионалам».

Саломе Эсебуа фокусируется на проблемах психологии и психотерапии. Причиной, по которой она захотела публично высказаться по этому вопросу, являются слова одного из известных психологов, который, по ее словам, не работает в академическом пространстве, но имеет много клиентов. Как рассказывает нам Саломе, этот психолог сказал на одном из сеансов групповой терапии, что бисексуальность излечима, но если мы имеем дело с гомосексуализмом, то она неизлечима; Что он никогда не скажет этого публично, но гомосексуальность для него является нарушением, и в этом случае психика не сформирована, есть внутренний дисбаланс, и это проблема.

«Тогда я не думала о том, что будет, если к нему на сеансы придет квир человек. У меня не было ни соответствующих знаний, ни опыта, чтобы противостоять такому ошибочному, совершенно непрофессиональному отношению. Сколько людей все же придет к нему лечиться? Сколько из них будут геями и у скольких будет ощущение, что с ними что-то не так? Скольким будет труднее обнаружить и признать свою личность?».

По словам нашего респондента, на онлайн-площадках часто можно встретить лекции и живые выступления подобных людей, которые к тому же проводят личные консультации с клиентами и продают свой «товар» за не такие уж маленькие суммы.

«В студенческие годы мне приходилось консультироваться с рядом психологов. Визиты к некоторым из них причинили мне больше вреда, чем принесли какие-либо результаты», — говорит она.

По словам Саломе, в настоящее время многие люди, играющие роль психотерапевта/психолога, они не компетентны в этой области, у них нет соответствующего образования и практики, а также много психологов-самоучек, которые позволяют себе принимать клиентов после прохождения 3-х месячных курсов или тренингов.

Она также рассказывает нам, что когда она была студенткой, в академическом пространстве или вне его, ей часто приходилось вступать в контакт с психологами — она слушала лекции, посещала групповые терапии.

«Не будет преувеличением, если скажу, что большинство из них проявляли гомофобию и сексизм как в академическом пространстве, так и за его пределами. У меня было много случаев, когда я была единственной в аудитории, протестующей против фобических настроений этих довольно известных и популярных лекторов».

Она подчеркивает, что зачастую эти психологи являются авторитетами, к ним прислушиваются и их слово имеет силу. По ее мнению, именно поэтому этот вопрос требует внимания и со стороны государства.

«Человек без соответствующего образования, который руководствуется только самообразованием или собственным мировоззрением, не может иметь право принимать клиентов и проводить сеансы. Нельзя сказать, что это выбор клиента, кому он доверит свое психическое здоровье. Клиенту следует выбирать психолога только среди профессионалов. То, что сейчас происходит, не только безответственно, но и преступно».

Саломе не отрицает, что в Грузии много профессионалов, которые делают свою работу профессионально, но отмечает, что найти их иногда довольно сложно. По ее словам, только из-за того, что некоторые люди знают, что они существуют, и могут получить к ним доступ, не означает, что все проинформированы и могут сделать правильный выбор.

По словам Саломе, возможно, этот вопрос не рассматривается как проблема в квир-сообществе, потому что есть общественные организации, которые предлагают психологические услуги ЛГБТКИ-людям, что, безусловно, приветствуется, но в результате, говорит она, мы меньше думаем о том, что происходит за пределами всего этого.

«Многие квиры, которые все еще находятся в процессе самоопределения, живут в регионе или имеют доступ к меньшему количеству информации, могут стать жертвами и добавить много травм в и без того сложный процесс самопринятия. Им также могут сказать, что если они бисексуальны, то они разберутся с этой «проблемой», а в случае гомосексуализма им придется привыкнуть к этому «отклонению».

Саломе Эсебуа считает, что квир-организации, активисты и СМИ должны говорить об этих проблемах шире и чаще, потому что количество жертв от непрофессиональных психологов не так уж и мало. Она также говорит, что не знает точно, с чего начать регулирование этого процесса, но не сомневается в необходимости принятия мер. По ее мнению, государство должно на законодательном уровне запретить прием клиентов людьми, не имеющими соответствующего психологического образования и лицензии.

Другая наша респондентка, Мака (имя изменено), говорит, что ситуация неблагополучная даже в поликлиниках, где квир-женщины вынуждены обращаться к семейному врачу.

«Я была студенткой, и чтобы попасть к гинекологу бесплатно, нужно было пройти консультацию у семейного врача, чтобы меня направили к гинекологу. Я поделилась с доктором своей сексуальной ориентацией, на что он мне сказал, что я не лесбиянка, что по мне незаметно, и более того, он был уверен, что я встречу мужчину и в следующий раз пойду к нему на консультацию вместе с ним «, — говорит нам Мака.

Что говорят правозащитники

Заместитель народного защитника Грузии Екатерина Схиладзе в разговоре с издательством “Квир” отмечает: что доступ к медицинскому обслуживанию для ЛГБТКИ остается проблемой как из-за стереотипного отношения в этой области, так и из-за недостаточности руководств и правил.

«В ряде случаев представители медицинской сферы не свободны от гомофобных настроений, что препятствует эффективному доступу к услугам представителей сообщества. Практика Аппарата народного защитника показала, что учебники, используемые на медицинском факультете, устарели и во многих случаях содержат дискриминационную терминологию. Существенной проблемой является недостаточное отражение вопросов равенства на уровне образования. В то же время постоянно информировать и переучивать специалистов по этим вопросам проблематично», — говорит Эка Схиладзе.

Мариам Гулиашвили, руководитель проекта «Движение за равенство», рассказывает издательству “Квир”, что в связи с реализацией права на здоровье члены сообщества ЛГБТКИ в Грузии сталкиваются с несколькими типами проблем. По ее словам, большая часть проблем вызвана социально-экономической изоляцией общества, что, в свою очередь, обусловливает наличие экономических барьеров и препятствует, прежде всего, доступу к дорогостоящим медицинским услугам.

«Всеобщее здравоохранение не может обеспечить включение доступа к качественным услугам, однако даже в случае наличия пакета частного страхования мы находим ряд медицинских услуг, которые не финансируются. К этому списку можно добавить вопрос финансирования гинекологических услуг и лекарств», — говорит она.

Мариам указывает на исследование  2022 года, проведенное Движением за равенство, в котором анализируются социальные и экономические потребности сообщества ЛГБТКИ в Грузии и показывает,  что еще одной острой проблемой реализации права на здоровье является вопрос конфиденциальности пациента и нарушения других норм медицинской этики. Мариам отмечает, что это, в большинстве случаев, связано с отсутствием культуры и этики медицинского персонала.

«Исследования показывают, что женщины с ВИЧ/СПИДом сталкиваются с особыми проблемами при получении гинекологических услуг. Гетеронормативное восприятие медицинского персонала часто приводит к неловким, иногда унижительным вопросам и комментариям в сторону пациентов. По наблюдениям пациентов, такие случаи особенно часты у относительно пожилых медицинских работников. Именно поэтому большое количество пациентов обращаются за помощью к медицинскому персоналу, к которому их направляет общественная организация, чтобы избежать подобных переживаний», — говорит Мариам.

Лика Гулбани, сотрудник по защите интересов транс, квир- и феминистской организации “Темида”, говорит, что при наличие гомофобных и трансфобных настроений среди людей, работающих в сфере медицины, как и в обществе в целом, особенно проблематично посещение конкретных специалистов: психологов, психиатров, гинекологов и эндокринологов. Она отмечает, что речь идет не только о гомофобных и трансфобных взглядах, но и о недостатке/отсутствии современных знаний и чувствительности к квир-сообществу.

«В стране сложно найти доброжелательного к ЛГБТКИ-сообществу врача, обладающего соответствующей этикой и знаниями. Общение с малочувствительным в этом плане врачом, не имеющим доступа к медицинским новостям, связано с дополнительным стрессом для человека, а во многих случаях может быть травмирующим».

Представитель организации “Темида” говорит, что в результате квир-люди  не доверяют медицинскому персоналу.

«Доверие населения к медицинским работникам также снижается, поэтому, если у кого-то есть информация о общественной организации, оказывающей конкретную услугу, будь то бесплатный психолог, психиатр или другие услуги, он предпочитает пользоваться этими услугами, потому что с психологом из общественной организации гораздо меньше шансов, что квир-человек столкнется с вышеперечисленными проблемами».

Лика особенно акцентирует внимание на проблемах трансгендеров.

«Понимание трансгендеризма как «патологии» до сих пор актуально среди врачей, тогда как из ICD-11 (11-е издание Международной классификации расстройств и болезней) его уже исключили из списка психических и поведенческих расстройств. В целом, основная проблема в медицинской сфере – это, наверное, отсутствие депатологизации и сенсибилизации, недоступная цена на необходимые услуги и наличие неквалифицированных врачей», – говорит Лика.

За информацией, или за бесплатной консультацией психолога вы можете обратиться в следующие организации:

Previous Story

Кратко об истории Европрайда — от Лондона до Белграда

Next Story

Анастасия Картосия — Я нравлюсь себе, мне нравится моя квир-идентичность она прекрасна

Последние новости