Селена Бухаидзе — Я не сбежала, я спасла себе жизнь

Я Селена, 31-летняя трансгендерная женщина. Целеустремленная, трудолюбивая. Женщина, которая не боится проблем. У меня ни тяжелый, ни легкий характер, я просто прямолинейная, что многим может не нравиться.

Я не помню подробностей детства. Я жила в Кутаиси со своей семьей. Я часто злила маму, я никогда не была спокойным и тихим ребенком. Я также прошла через насилие, о котором впервые рассказала в одном из шоу, но это довольно тяжелая тема, и я не хочу вспоминать подробности.

Что же касается принятия идентичности, то «я такая» не было таким уж внезапным. Этому предшествовал другой этап, много неопределенности. В какой-то момент ты понимаешь, что во всем разобрался, но плохо, когда ты чувствуешь страх людей по отношению к себе. Публичный каминг-аут как трансгендерная женщина, я не совершала. Со мной случилась небольшая забавная история — друг по ошибке выложил фото со мной в соцсети, на котором у меня на руке красный лак для ногтей. Мы поздно заметили это, так об этом узнала моя мама.

Процесс транзиции начался в много лет назад Турции, с моей старой подругой, которую я встретила там. Она тоже грузинская трансгендерная женщина, и я до сих пор дружу с ней. Преодолеть этапы и выйти на финальный уровень транзиции — это как поставить перед собой цель — хочешь — добьешься, если сдашься — нет. Я точно не помню даты. Там я делала первые шаги, делала операции и, кстати, очень привыкла к свободной среде, наслаждалась жизнью. Когда я приехал в Грузию, люди вогнали меня в стресс. Я заперлась в себе, ничего хорошего не происходило, просто сидела дома. Иногда ко мне приходили друзья. На самом деле, для трансгендерной женщины в Грузии, которая занимается секс-бизнесом, нет радости, только стресс. Конечно, в Грузии много проблем. В обществе много препятствий. Если меня никто не убьет, это не значит, что никто другой не погибнет от рук насильников и убийц. В процессе работы всегда боишься, что тебя кто-то обидит. На кого надеяться в это время? На полицию? Доверять им нельзя, потому что большинство из них сами являются насильниками.

В конце концов, я пришла к выводу, что люди меняются. Невозможно быть секс-работником всю жизнь. Это была не моя жизнь. Я не хотела состариться в этом бизнесе и решила уехать из Грузии со своими друзьями. Это было непростое решение. Внезапно ты встаешь и понимаешь – ты покидаешь страну навсегда, покидаешь людей, которых любишь и которых будет нехватать. Но я должна была уехать, чтобы спасти себя и создать лучшую жизнь. Кроме того, основной причиной отъезда из Грузии стали последние события, особенно летние. Например, тогда я поняла, что речь идет не только о ЛГБТ-людях, а обо всех, кто отличается.

После отъезда многое изменилось. Я как будто заново родилась. Конечно, в каждой стране есть гомофобия. Не все обязаны вас любить, но они уважают вас, закон работает и никто вас не трогает, каждый живет для себя. Они считает тебя человеком, а это главное. Люди здесь очень теплые. У меня очень милая ассистентка, очень любящая, она часто приглашает нас в свою семью. Конечно, всем нужно привыкнуть и адаптироваться. Когда ты вдруг оказываешься в другой среде, как-то становится не по себе. Я даже не рассматриваю возможность возвращения в Грузию, хотя годы спустя, возможно, приеду на несколько дней. Но в ближайшее время я не планирую этого делать.

Я хочу сказать квир-людям живущим в Грузии – я понимаю, что это сложно, но когда ты видишь, что борьба уже на грани жизни и все против тебя, покинуть родину это не бегство, это спасти себя, не попасть в руки жестоких людей. Если кто-то хочет жить в мире, он может увидеть, какова жизнь в другой стране, и использовать этот шанс. Я бы еще сказала – делайте все, что хотите и что считаете нужным. Не обращайте внимания на то, что говорят другие. Возможно, в какой-то момент вам придется отказаться от близких, но это не беда. Разве мы рождены, чтобы быть такими, как хотят другие? Поэтому боритесь. Это трудный путь, но оно того стоит.

Не подумайте, будто я призываю всех покинуть страну. Просто у многих нет этой информации, и то, что ты уезжаешь, поднимаешься и потом может даже вернешься, не обязательно означает бегство. Я не убежала, я спасла свою жизнь и уехала туда, где моя жизнь чего-то стоит, и я не остался в Грузии, где другие решают, буду я жить или нет.

Previous Story

Регламент Федерацию футбола Грузии (ФФГ) не обеспечивает репродуктивного здоровья для женщин-футболисток — Народный защитник

Next Story

Ната Мачарашвили — Трудно жить там, где процветает гомофобия

Последние новости