Самосохранение, эмиграция и первая любовь — история женщины-лесбиянки

«В 37 лет я впервые убедилась, что я счастлива. Я никогда не думала, что если я не оправдаю ожиданий моих родителей, разведусь, в конце концов эмигрирую и в одиночку буду воспитывать ребенка, то это приведет меня сюда, но все должно было произойти именно так или намного хуже», — сказала Натия, лесбиянка, живущая в Италии уже 16 лет. До переезда она пережила тяжелый период домашнего насилия и однажды решила, что надо спасать себя и единственного ребенка.

«Мне было 15 лет, когда мальчик, которого я не очень хорошо знала, предложил мне выйти за него замуж, и я сразу же согласилась. Дома был отец, который после каждой пьянки избивал меня и мою мать, и я подумала: «А почему бы и нет? Так я спасу себя. Даже не знаю, что еще я могла сделать в то время. Я рассказала маме о свадьбе, мы обе плакали, но она тоже подумала, что для меня будет лучше, если я уйду. Когда семья мальчика пришла просить руки, отец не пустил его в дом, и мы решили сбежать вместе. Отец не разговаривал со мной до самой своей смерти, более того, он запретил мне общаться с мамой — иногда я узнавала о маме от соседей, иногда — от родственников. За 5 лет брака я, наверное, раза 2-3 видела маму», — вспоминает Натия и рассказывает, что желание сбежать от отца привело ее к гораздо худшему положению : «Я не могла вернуться домой, я это знала, но сначала не думала, что когда нибудь захочу этого. Нынешние подростки, как и мой ребенок, очень предусмотрительны в 15 лет. Но тогда было по-другому, кого-то похищали, кто-то выходил замуж добровольно и многих вокруг меня били мамы, папы или оба, выбора у нас особо не было. Я точно даже не помню, когда стала сравнивать моего отца и мужа друг с другом. Первый раз он поднял на меня руку во время беременности, но мат я терпела и до этого. Я выходила разве что к соседке, а так сидела дома, но причина для скандала была всегда. Сначала я думала, что ничего просто так не бывает, потом перестала искать причины. Я знала, что у меня не было другого выбора. Как объяснить, что я привыкла к скандалам и побоям, как мне удавалось готовить ему еду после очередного скандала, или молчать в ответ?».

«Он уходил из дома, а я думала: «Может-он не вернется живым?». Ведь только это могло что то изменить. Он приходил, приводил своих друзей а я накрывала на стол. Я выдумывала новую ложь о своих синяках, но правда была уже всем известна. Единственным нормальным человеком была свекровь. После ссоры она брала у меня ребенка и давала мне время успокоиться. Ни разу ни одного замечания от нее не было». — вспоминает Натия и рассказывает о моменте, когда она поняла, что ей срочно нужно спасаться — «Ребенку было 4 года, когда он  впервые поднял на него руку. Тогда я впервые оказала сопротивление и после драки он погнался за мной с ножом. Когда я прыгала со второго этажа с ребенком на руках, думала о том, что будет, если я сломаю ногу или меня не пустят домой соседи».

«Я уехала в Рустави к родственникам, тогда у меня даже не было денег на дорогу, я несколько лет работала на рынке. Он приехал помириться, но лично я с ним не встречалась, он и не пытался восстановить отношения, но я бы и не вернулась к нему. Я взяла ребенка и уехала в Грецию, чтобы начать работать на одном из островов по знакомству. Это была тяжелая работа, но я до сих пор хорошо вспоминаю то время. Тогда я вздохнула с облегчением, все поняла лучше, преодолела массу травм и, расплатившись с долгами, начала откладывать деньги. Я годами не думала о новых отношениях, мне было трудно кому-то доверять и мне совершенно не хотелось секса». — Натия рассказала о своей первой любви и новых открытиях: «Я познакомилась с ней 3 года назад. Я уже жила в Афинах и  приезжала к ней раз в неделю, мы подружились. Она была первой, кому я смогла открыться. У нас не было никого ближе друг друга. Так все и  началось и постепенно я поняла, что она не просто друг – она говорила то же, что и я, мы перешли от разговоров к поцелуям, потом к сексу и я ни разу не подумала, что делаю что-то не так. Несколько близких друзей знают о наших отношениях. Сначала мы никому не говорили, я не могла сказать своему ребенку, но однажды она прямо подошла ко мне и сказала, что ей нравятся девушки, и я больше не могла это он нее скрывать».

Впервые я вернулась в Грузию в 2021 году, впервые увидела свою маму спустя столько лет. Мы даже не говорили о тех годах и я ничего не сказала ей об отношениях – она этого не поймет, а я хочу чтобы она спокойно провела свою старость. Теперь я думаю, что когда-нибудь захочу жить в Грузии. Несколько лет назад даже подумать об этом не могла, а сейчас строю планы, чтобы жить там. Я много лет страдала из-за того, что довела свою жизнь до поножовщины, но самое главное, прошлое больше не причиняют боли, и мне сейчас лучше, чем когда-либо», — сказала нам Натия в конце разговора.

 

Иллюстрация: NJ

 

Previous Story

«EUPHORIA» возвращается со вторым сезоном

Next Story

«KITZ» — новый квир-сериал от «Netflix»

Последние новости

Все о полиамории

FacebookTweetLinkedInEmail Полиамория — это не моногамный подход к любви, при котором люди вступают в романтические и/или