Новая жизнь трансгендерного мужчины в Испании — история Антона Шадури

Упавшая звезда и жизнь с неисполнившимися желаниями.

У меня никогда не было процесса самоопределения, как будто я всегда знал, что я не принадлежу к  женскому полу. Но я помню, когда меня заставили замолчать и сказали, что я не должен говорить, не должен выражать себя, а должен стереть свое «Я» и подчиняться инструкциям членов моей семьи, носить платье, вести себя как девочка. Поэтому я всегда заставлял себя и старался быть более женственным. Я с детства решил, что моя внешность должна измениться, я знал, что вырасту, и все это уйдет в прошлое, я буду жить в теле, в котором мне будет комфортно. У меня была такая шутка — когда звезда падает, загадай желание, и оно обязательно сбудется. Я всегда мечтал, чтобы моя жизнь и тело изменились.

Тогда я думал, что живу не в своем, а в чужом теле, что живу жизнью другого человека. Сегодня, когда я думаю об этом, понимаю, что немного сожалею о том, что провел столько лет в самоотречении. Я часто думал, что если бы не столько преобладающих мыслей о женственности и мужественности, о том, что  должна быть грудь, чтобы быть женщиной, что должны быть мышцы, чтобы быть мужчиной, может, мне не понадобилось бы проходить через такие препятствия. И не ждал бы падающих звезд, чтобы мои мечты сбылись.

«Шокирующая Азия» и собственная идентичность, найденная на мигающем экране.

Я родился в 1980 году. Раннее детство пришлось на годы советской «перестройки»,  а юность и переходный возраст – на период распада Советского Союза и мрачные и холодные 90-е. Тогда в нашей реальности не было информации о трансгендерных людях, процессах транзиции. Многие годы я думал, что я уникален, думал, что то, что «происходит» со мной, ни с кем не происходить, что я такой один.

Затем появились интернет и компьютеры, мы получали информацию из российских источников, но я не мог идентифицировать себя ни с геями, ни с лесбиянками, я знал, что романтические отношения с женщиной не были моей главной целью, и я чувствовал, что есть что-то еще, что беспокоит меня изнутри.

Однажды я случайно увидела по телевизору документальный фильм «Шокирующая Азия», после чего появилась надежда и я решил, что вырасту, поеду в Индию и сделаю операцию по смене пола. Фильм был о трансгендерных тайских женщинах, правда, я тогда не мог идентифицировать себя с ними, потому что они были трансгендерными женщинами, но я почти понял, что мне нужны подобные операции.

Какой была бы моя жизнь, если бы я остался в Грузии.

Я уехал в Испанию в возрасте 26 лет, в 2006 году. За время, что я жил на родине, я не помню ни одного момента, когда бы я чувствовал себя комфортно в своем теле. Качество жизни было очень низким. И счастья не было  — во времена радости или боли я всегда помнил о том, что я не был собой, будто мое тело было где-то в другом месте, снаружи, и я его еще не нашел. Время шло и становилось все труднее. По мере того, как я становился старше, становилось все труднее и труднее, так как добавлялись другие возрастные трудности и проблемы, которые усложняли процесс.

Я подумывал о том, чтобы  не уезжать из страны и навсегда остаться в Грузии, но я чувствовал, что долго здесь не выдержу, максимум до 40 лет. Я бы не покончил жизнь самоубийством, но меня определенно убило бы горе и скрытность. Я знал, что у меня будет посредственная жизнь. Я даже не думал о каминг-ауте и транзиции в Грузии. В течение 26 лет я не совершал каминг-аут ни с кем, никто даже подумать не мог, что со мной что-то происходит, что я  что-то скрывал и не мог сказать. Все думали, что я странный, немного хипарь, прогрессивный, не такой, как большинство.

В 2006 году вдруг случилось так, что мне пришлось уехать из страны — я переехал жить в Испанию. Я всегда знал, что этот день обязательно наступит, что я оставлю свою родину и перееду в другую страну. Здесь я впервые увидел трансгендерного человека и понял, что процесс трансформации приближается.

История трансформации, психическое здоровье и перемены.

Раньше, когда я начинал процесс перехода, в Испании было необходимо заключение психиатра. Сегодня этот процесс  упрощен -никто не требует заключения психиатра о том, что вы действительно трансгендерный человек. Обязательно пройти эндокринологическое и генетическое обследование, чтобы понять, что ваш организм готов к процессу перехода, что нет противопоказаний к приему гормонов, желательно, хотя и не обязательно, пройти курс терапии с психологом, который позаботится о вашем душевном состоянии и подготовит к большим переменам.

После обязательных эндокринологических и генетических обследований, примерно через полгода, я начал гормональную терапию. Сначала эта терапия была более интенсивной, затем мягче. После тестостероновой терапии мне сделали несколько операций, в том числе операцию по удалению матки и яичников.

Тестостерон — сложный гормон и сопровождается множеством трудностей, тело претерпевает значительные изменения, у меня увеличилась мышечная масса, я чувствовал, что мои кости меняются, раньше я был очень худым и прибавил в весе, изменилась форма головы, у меня выросли нос и уши. Мне говорили, что гормональная терапия вызывает изменения характера, я мог стать более грубым, но в моем случае произошло обратное — и я, и окружающие заметили, что я стал спокойнее.

Жизнь после трансформации.

У нас,, трансгендерных людей часто спрашивают: Вы были женщиной и стали мужчиной? А если расхочется? А если передумаете? Вы уверены? Вы делаете это назло? Больше всего меня раздражают эти вопросы, как будто я был кем-то одним, а теперь стал другим. Я хочу сказать этим людям, что ничего фундаментального не изменилось в моей личности из-за этих процессов, я всегда был тем, кем я являюсь сейчас, вы просто сейчас начали обращать внимание на все то, что не давали мне показать много лет.

Конечный результат превзошел то, что я представлял, с каждым шагом я чувствовал, что не только мое тело менялось, но менялось и мое психическое состояние, я становился лучше, я стал  более спокойными и довольным.  Даже окружающие меня люди замечали и говорили мне, что теперь стало понятно, почему я был так замкнут в себе.

Я вернулся в Грузию в 2019 году, хотел поменять имя в паспорте и не встретил никаких преград. Сотрудник дома юстиции был немного удивлен, когда увидел что я был женщиной по рождению, но не усложнил процесс. Вообще, из ЛГБТ+ -сообщества общество легче других приемлет трансгендерных гетеросексуальных мужчин, потому что они похож на гетеросексуальных мужчин, которые, как правило, пользуются наибольшими привилегиями. После смены пола я понял, насколько мне стало легче жить, я чувствую по взгляду, насколько иначе люди смотрят на меня, когда я говорю, иначе слышат, что меня немного удивляет, потому что я говорю тоже самое, что говорил раньше —  для них я мужчина и заслуживаю особого уважения.

Разница между испанским и грузинским обществом и государственными услугами, которые получают трансгендеры

Испанское ЛГБТ-сообщество на много шагов впереди грузинского. Они уже приняты обществом и стали смелее, главной их целью уже не является борьба за права, их главная цель – жить  и быть счастливыми. Здесь никто не думает о выживании, они знают, что у них нет ограничений и они защищены. Здесь тоже есть гомофобия, однако реакция государства и общества на любые проявления гомофобии очень резкая, действует закон и гомофоб не останется безнаказанным. Здесь не работает грузинский подход, когда ЛГБТ-люди должны от чего-то отказываться и учитывать волю большинства. Здесь все права человека защищены и никто ни  в чем не ограничен.

В настоящее время в Испании, когда дело доходит до пересмотра сексуальной политики, принятия небинарных людей и признания третьего пола, активисты очень усердно работают над созданием статей, обозначающих третий пол, и над тем, чтобы язык был более адаптирован к современным вызовам. В Испании есть Министерство равноправия, которое очень эффективно работает над проблемами ЛГБТ, и его министр — женщина, очень старается принять закон, который еще больше упростит процесс транзиции, процесс смены гендерной марки и так далее.

И, что наиболее важно, в отличие от Грузии, где трансгендеры не обращаются к врачу до начала процесса перехода и часто сами принимают гормоны без назначения специалистов, в Испании действует очень эффективная система здравоохранения, адаптированная к потребностям ЛГБТ-людей. Процедуры смены пола бесплатны почти во всех регионах Испании, страхование распространяется как на испанских граждан, так и на людей, которые просто имеют вид на жительство или живут на испанской земле без этого права.

Советы родителям трансгендеров.

Недавно был один такой случай, когда родитель 6-летней трансгендерной девочки подняла на ноги всю систему образования и потревожила очень много людей, чтобы изменить имя своего ребенка в школьном журнале. Я не видел такой преданности и защиты ребенка в Грузии не только со стороны родителей трансгендеров, но и со стороны родителей гетеросексуалов.

Первым интересом родителей  должно быть счастье ребенка, и ответы не следует искать в обществе, у соседей или родственников — ребенок сам знает, когда он счастлив и чего хочет. Нам следует прислушиваться к своим детям и понимать, как они представляют себе собственное счастье. Ребенок — это не проект, чтобы заранее расписать, что и как должно происходить в его жизни. Такие проекты обречены на провал,  ведь человек,  чью жизнь расписали родители, без общения с ребенком и не учитывая потребности ребенка,  никогда не сможет быть счастливым. Такой ребенок будет несчастным.

Наша жизнь и без того очень трудна, и ваша отрешенность усложняет  ее в два и в двадцать раз. Терапия очень помогла мне преодолеть множество трудностей, и одна из трудностей заключалась в том, что у меня до сих пор нет отношений с моими родителями. Ни одна человеческая жизнь не совершенна без поддержки семьи, поддержка семьи означает, что кто бы ни выступал против вас и кто бы не отвернулся от вас, семейной любви все равно будет достаточно, чтобы вы почувствовали себя счастливыми. Не лишайте своих детей этой поддержки. Мы, как люди, нуждаемся в признании в первую очередь со стороны нашей семьи и близких, и если мы его не получим, то никакая терапия и помощь психолога не имеет смысла, ведь наша жизнь все равно не будет идеальной.

Текст и визуальное оформление: Зура Абашидзе.

Фото: личный альбом Антона Шадури.

Previous Story

Как нам может быть хорошо в дни, когда нет ничего хорошего

Next Story

«Никто не знал, что я поцеловала тебя»

Последние новости