Ната Мачарашвили — Трудно жить там, где процветает гомофобия

Трудно быть трансгендером, особенно в Грузии. Ты не можешь устроиться на работу, ты не можете перемещаться по улице так как ты хочешь, в принципе, ты даже не можешь выйти в магазин. Не можешь пользоваться общественным транспортом – только такси, а это довольно дорого. Нет чувства спокойствия, ты не знаешь кто и когда на тебя нападет. Трудно жить там, где процветает гомофобия.

Я Наталья Мачарашвили, 26-летняя трансгендерная женщина. Я родом из Имерети, Сачхерский район. Я выросла в очень хорошей семье, у меня были замечательные соседи. В шесть лет я поняла, что я не мужчина. С детства я знала, что отличаюсь от других. Ни у семьи, ни у знакомых не было с этим осложнений, так как я была маленькая и они думали, что это детское увлечение. Я жила в маленькой, очень красивой деревне Корбули, с сестрой, бабушкой и дедушкой. У меня не было никаких трудностей в детстве, иногда, если меня называли «Кетино», это меня раздражало. Кстати, и в школе я не переживала сложный период. У меня были отличные учителя и одноклассники. Изредка они комментировали мои манеры, потому что я ходила не как мальчик – у меня была женская походка.

С шести лет я начала открывать себя. Я была влюблена в одноклассника. С того времени я уже знала, что девушки меня не интересуют. Духовно я чувствовала себя девочкой, а мальчиком казалась только снаружи. Я была маленькой и тогда у меня не было возможности проявить себя до конца. Я не до конца осознавала, чего я хотела, или что я хотела сделать. Находясь дома одна, я могла наряжаться в женскую одежду и обувь, делать маникюр и делать все, что мне нравилось.

Когда мне исполнилось было 14,  я уже могла жить самостоятельно и принимать решения, я уехала в Тбилиси, начала все с нуля. Я стала трансгендерной женщиной, быть которой мне было очень приятно. Я начала пользоваться женской одеждой, парфюмерией и всякими вещами.

Я совершила публичный каминг-аут в возрасте 16 лет. Я была на одном из грузинских шоу, и благодаря этому все узнали о моей личности. Это был первый большой шаг — я хотела, чтобы все поняли, кто я такая, и я больше не хотела скрывать свою жизнь. Это было тяжело, но я не хотела быть тем, кем я не являюсь на самом деле. Конечно, моя семья протестовала против этого, они не разговаривали со мной два года, но сегодня у меня идеальные отношения со всеми, кроме отца.

Что касается выезда из Грузии, то это было достаточно сложно. Особенно адаптация к чужой среде. В какой-то момент мне даже пришлось остаться на улице, потому что я не могла снять квартиру. У меня были трудные дни, но потом я встретил трансгендерных женщин, которые помогали мне во всем.

Людям в Грузии тяжело живется – и  членам ЛГБТКИ-сообщества или гетеросексуалам. Но квир-людям, конечно, сложнее. Им приходится терпеть много унижений и оскорблений. Например, в больнице, прежде чем узнают, что вы трансгендерная женщина, персонал и врачи, как правило, будут относиться к вам как к любому другому человеку, но после того, как они поймут, то отношение меняется за считанные секунды, они уже не будут уделять вам внимания. Такая же ситуация и с полицией. У меня был случай, когда вызванная бригада не отреагировала должным образом на преступление. Вы не можете платить за аренду, вы не можете работать. У меня был случай, когда хозяин выгнал меня из квартиры, когда узнал обо мне. Меня выгнали, потому что я трансгендерная женщина. Некоторым приходится работать секс-работниками, чтобы зарабатывать на жизнь. О жизни здесь вообще речи нет, жизнь совсем другое. Я не помню ничего хорошего о пребывании в Грузии. Наверное, если бы не подобные эпизоды, я бы не уехала в другую страну. Я очень нервничала из-за любой проблемы, я просто все время переживала.

После отъезда из Грузии все изменилось, как будто изменился мир. Не могу сдержать эмоций – я оказалась в очень хорошей стране, в Бельгии. Здесь спокойно. Вас никто не ударит, никто не оскорбит вас словесно. На самом деле никому нет дела до вашей личной жизни, главное уметь вести себя гуманно и вежливо. С Грузией не сравнить. Здесь я хожу в школу, учусь. У меня очень хорошие одноклассники, есть и взрослые, им под 50, и замечательные учителя. Стараюсь хорошо учиться, с работой тоже проблем нет. Иногда, когда я выхожу на улицу, я забываю, что я трансгендерная женщина, я просто обычный человек, который занимается своими делами.

Я вернусь в Грузию, если церковь примет таких, как мы, и поддержит нас, откажется от насилия. Конечно, я предпочитаю жить в своей стране, с семьей и друзьями, главное, чтобы была возможность. Если Грузия изменится, никто не откажется вернуться.

Хочу обратиться в первую очередь к людям, которые еще не совершили каминг-аут — ничего не бойтесь, примите себя и почувствуйте себя лучше, не замыкайтесь в себе. Вам предстоит пережить сложный период, но все преодолимо, не забывайте об этом.

 

Previous Story

Шанталь Вонг — первая лесбиянка американо-азиатского происхождения, которая была назначена послом

Next Story

Российские власти пытались закрыть ведущую группу по защите прав ЛГБТК

Последние новости