Я Мариам Джвартава, 24 года, бывший биолог, в настоящее время бариста. Я немного интроверт, но учитывая мою нынешнюю профессию, нравится мне это или нет, я должна быть общительной.

 Детство и буллинг

Я не знаю причины этого, но я плохо помню свое детство. Те «изюминки», которые у меня есть, к сожалению, связаны с более травмирующими переживаниями, такими как буллинг. Хорошие воспоминания больше связаны с летом, когда я была за городом — у меня были отношения с детьми, природой, животными. Остальной, большей части, как будто и не существовало, вспомнить не могу.

С детского сада я была жертвой издевательств в самых разных формах, будь то мой внешний вид, моя речь, мои взгляды, мое мировоззрение, мое поведение, моя одежда или мой круг друзей. Они всегда смеялись над моим носом — какой огромный у меня нос, как он выглядит и т.д. Я принимал участие во многих фотосессиях стиля «НЮ», и мы снимали много красивых фотографий, однако люди всегда находили над чем смеяться, как будто я делала что-то постыдное.

Идентичность

Впервые девочка мне понравилась в 5 лет и эти эмоции были настолько впечатляющими, что даже спустя столько лет я отчетливо помню это. Конечно, на тот момент я вообще не знала, что такое ЛГБТК-сообщество, кто такие лесбиянки, геи и т. д. Однако в последующие годы я постепенно поняла, что это «ненормально» для общества. Мы живем в гетеро-нормативной среде и видим ее повсюду — даже в кино и рекламе. Я даже по телевизору не видела романа между девушками.

Мне об этом никто не говорил, а дело было в том, что я училась в Духовной гимназии, где эта тема была вообще табуированной, и даже наша учительница, на уроке биологии перескочила через тему менструации. Несмотря ни на что, у меня не было ощущения, что я что-то делаю не так и это плохо, я просто думала об этом, как о чем-то ином.

Мне было 17, когда у меня были первые серьезные отношения с женщиной. Когда я рассказала эту историю своей подруге, она полностью порвала со мной отношения и больше не хотела со мной дружить. Сегодняшняя Мариам, все это понимает, потому что мы жили в такое время, это неудивительно, она была моей одноклассницей и находилась под влиянием религии. Другая моя подруга засмеялась и сказала мне, “сейчас у тебя такой период, ты в поисках себя, пройдут годы, ты успокоишься и это пройдет”, хотя на тот момент я уже знала, что не только мужчины меня привлекают и я была так уверена во всем этом, я не сомневалась.

Именно эта девушка рассказала все моей маме, как она сама мне тогда объяснила, с добрыми намерениями. У моей мамы была жесткая реакция, она женщина консервативных взглядов, хоть и стоит сегодня во многих вопросах рядом со мной, но в то время это было очень трудно принять, она даже наказала меня. Через какое-то время, я рассталась со своей девушкой, это была очень хорошая новость для моей мамы, и она думала, что меня «пронесло». Потом, со временем, мы потихоньку начали об этом говорить, я слушала ее мнение, делилась своим, однако сегодня, если я приведу девушку-подружку домой, я все равно не жду, что она примет это нормально. Если я приведу мальчика, конечно, она будет очень рада.

Сегодня я уже самостоятельная, не хочу быть грубой, но кто будет со мной рядом, это от начала и до конца мое решение, и я не буду этого скрывать.

 Феминизм, образ жизни и гендерное равенство

Я всегда любила животных, и именно поэтому всегда была рада приезжать в деревню. Хотя употребление мяса было для меня таким нормальным явлением, в детстве я никогда не думала, что, вот, сейчас я глажу эту корову, а через час буду есть ее мясо. Тогда это было обычным явлением, но сейчас мне трудно даже говорить это этом.

Первым этапом было вегетарианство, когда я отказалась от мяса, затем убрала из своего рациона молочные продукты. Идея веганства и веганского образа жизни заключается в том, чтобы не получать удовольствие от страданий живых существ. Я думаю, что феминизм и веганство очень тесно связаны друг с другом. Вообще, в мясной, птичьей и молочной промышленности, самки страдают больше всего, и я считаю, что феминизм не должен ограничиваться людьми, он должен распространяться на все живое.

Понимание феминизма началось в моей жизни в 21 год, когда я попала в очень хорошую группу женщин на «Facebook», где получила много важной информации, до этого, по многим вопросам, на меня также влияло сообщество. Сначала просто читала чужие посты, потом начала проявлять активность, задавала вопросы, делилась опытом. Эта группа стала для меня толчком шире открыть глаза, иначе посмотреть на мир и, главное, на себя.

Почти каждый день я становлюсь жертвой гендерного неравенства, даже потому, что у меня менструация, а мои менструации часто становятся причиной насмешек. Меня, например, спрашивают — что у тебя с настроением, у тебя что, месячные?! Мне становится не по себе из-за этого. Это тема и так табуирована в нашей стране, она еще стала причиной насмешек.

«Ты женщина и не понимаешь, это не женское дело» — почему? Я что не могу иметь свое мнение по этому конкретному вопросу?! Что значит женское и мужское дело?! Если мужчина может что-то сделать, так же и я, если захочу, я это сделаю, и это обязательно получится.

Я также более или менее активна в социальных сетях, в основном у меня есть свой контент в «тиктоке», где я интенсивно рассказываю о феминизме и психическом здоровье. Я даю информацию, я получаю информацию, и я так активна.

Каминг-аут

У меня был мой первый не публичный каминг-аут с мамой, я хотела быть рядом с ней и я не хотела ничего скрывать или обманывать. Я совершила публичный каминг-аут, как бы это банально не звучало, чтобы избежать утомительных вопросов о том, когда я выйду замуж и что происходит в моей жизни с точки зрения отношений с парнями. Несмотря на то, что мое близкое окружение знало эту историю, я хотела, чтобы она была шире, и чтобы у других не было ложных представлений обо мне. Я также хотела сказать общественности, что я представитель ЛГБТКИ-сообщества, я хожу среди вас, я сижу с вами в ресторане, я хожу с вами по магазинам и покупаю продукты, я работаю с вами, я хожу на пляж с вами…

Люди не думают, что мы живем в одном пространстве, и, если они начнут об этом думать, им будет легче смотреть на эту тему.

Квир-женщины и бифобия

У меня никогда не было препятствий, из-за того, что я квир-человек. Я могу свободно говорить об этом, я работала на нескольких работах, мой работодатель знал о моей ориентации, мои сотрудники тоже знали об этом, и это никогда не становилось поводом для помех. Может я попала в очень хорошую среду, и мне повезло, но даже в гомофобной среде у меня не было прецедента, который я могла бы вспомнить.

Если задуматься, может быть и так, что в Грузии мужчина с мужчиной «не пристало», а женщина с женщиной не вызывает особого раздражения. Также хотелось бы отметить, что, например, в случае с двумя лесбиянками, когда одна выглядит стандартно «женственной», а другая более маскулинного типа, чаще возникает агрессия, задают вопрос – какой в вашей паре мужчина? Насколько я вижу, две женственные девушки меньше раздражаются. Не знаю в чем причина, возможно для кого-то это более «эстетическое» зрелище и ассоциируется с женским порно.

Печально, что стигматизация существует и в отношении бисексуалов. Из-за этой стигматизации я и сказал себе — выбирай, что хочешь, определись! Здесь я снова упоминаю группу женщин и отмечаю, какую большую роль они сыграли в моем развитии, информация, полученная там, помогла мне понять, что только потому, что я бисексуальная женщина, не означает, что я должна выбирать либо женщину, либо мужчина. Не люблю когда говорят, например, я на 50-50%, или 70-30% и так далее. Я не считаю это правильным, если у меня были отношения с девушкой, я была с ней от начала до конца.

Однако, отношения с женщиной для меня более комфортны, потому что у нас больше общего. Самое главное, у меня есть чувство безопасности с женщиной. То, что мы видим вокруг себя — случаи изнасилования, это насилие, жестокость — больше свойственно мужчинам. Я сама пережила изнасилование, физическое или психологическое насилие и говорю со своей точки зрения, все это исходило от мужчин. Да, есть жестокие женщины, но это процентное распределение настолько драматично…

«Поддержка семьи на первом месте!»

В этой стране очень трудно быть квир-человеком, и я затрудняюсь дать какой-то конкретный совет квир-людям — как бы я не поступила, это может не пригодиться другому человеку.

У меня есть что сказать родителям – как бы ни было трудно, максимально поддерживайте своих детей, имейте более близкие отношения и будьте более дружелюбными. Поддержка семьи превыше всего, и родитель в любом случае должен проявлять к ребенку тепло и любовь.

 

Интервью подготовлено при поддержке Фонда «Женщины Грузии» (WFG).

 

Фото: Вахо Карели