Лела Лашхи — Этот мир принадлежит всем в равной степени

Как бы вы описали себя тремя словами? — Искренняя, справедливая, анархистка.

Женские ролевые модели, литература и музыка.

В моей жизни три женские ролевые модели: Мама, которая является для меня олицетворением достоинства и трудолюбия; итальянская певица Иоланда Джильотти, она же Далида. Ее удивительно трагичная и несправедливая жизнь стала для меня отличной мотивацией не давать никому права пользоваться мною, не путать личную жизнь и карьеру, и думать, что самоубийству — не место в жизни. Ее музыка вдохновляла меня очень долгое время и продолжает вдохновлять; Жанна-д’Арк — думаю, нет необходимости объяснять, что мне может нравиться в этой женщине, а точнее, в маленькой девочке. Французская писательница и философ Симона де Бовуар, французский скульптор Камилла Клодель и французская писательница Изабель-Сидон Колетт. Кроме моей матери и Камиллы Клодель, все три — сильные, независимые женщины, полные фундаментальных ценностей и рациональных идей, с потрясающими аналитическими способностями. Больше всего меня привлекает в женщине именно это.

Моя первая книга — «Маленький принц», которую я до сих пор перечитываю раз в год. Важа-Пшавела стал для меня мерилом литературы. Потом были Шекспир, Сартр, Бовуар, Фолкнер, Ницше, Кафка, Джойс, Булгаков … Список настолько длинный, что, наверное, придется перечислять до завтра. Каждое произведение каждого автора, безусловно, эмоционально и, нравится вам это или нет, влияет на настроение. Вы по-другому относитесь к жизни, когда читаете много произведений различных жанров, форм, размеров и ценностей.

Классическая музыка — неотъемлемая часть моего дня и ночи. Чайковский, Шопен. Очень люблю джаз. Еще я слушаю электронную и альтернативную музыку. Я могу найти настроение во всем, кроме рэпа, но французская музыка по-прежнему для меня вне конкуренции — то, что создается с 80-х годов по сей день.

«Права человека, но не для женщин»

Не так-то просто рассказать, что такое свобод. Каждый понимает и выражает по-своему. Хотя, может быть, когда у вас есть то, что вы хотите, это тоже можно назвать свободой. Когда ты там, где тебе хорошо. Когда никуда не торопишься. А еще когда лежишь в гамаке и вертишь в зубах сладкий стебель травинки.

Независимо от того, где и как мы говорим о равенстве, о правах женщин, современный мир все еще не готов их принять и признать. Например, Франция — одна из ведущих стран с точки зрения прав человека, и даже там вы нередко услышите: «Droit de l’homme, mais pas pour les femmes» (права человека, но не для женщин). Например, судья все еще спрашивает изнасилованную женщину во время суда, испытала ли она оргазм во время акта… О чем вообще может идти речь?!

Отличия.

В конце концов, я действительно не считаю, что отличаюсь от кого-либо, потому что я родилась такой. Это проблема тех, кто думает об этом, как о чем то необычном и странном. Из-за этого меня никогда не привлекали гей-бары, и я очень часто хожу со своей девушкой туда, куда ходят все. Когда я по случаю попадала в такие места, всегда чувствовала себя гораздо более дискриминированной. Будто ты от кого-то прячешься, будто пришла на какое-то запрещенное собрание. Это не доставляет мне удовольствия, наоборот, ограничивает и раздражает.

С точки зрения положения, существование двух людей не может быть одинаковым в силу разности их интересов, интеллектуальных способностей, менталитета, ценностей и взглядов. Гетеросексуал ты или гей, на мой взгляд, это ничего не решает.

Сопротивление и самозащита.

Бессмысленно сопротивляться той категории людей, которые навязчиво тебе указывают, пытаются как-то заставить тебя втиснуться в приемлемые для них стандарты. Сопротивление перерастает в противостояние, что влечет за собой большие проблемы. Поэтому лучше не иметь ничего общего с людьми подобного рода.

Нам вечно приходится защищать себя или других, в любое время и в любом месте. Не все могут с этим справиться и я обязательно проявляю инициативу. Однажды пришлось противостоять  мужчине, который ужасно оскорблял свою жену на улице. Когда я вмешалась, он пошел в мою сторону, но получил адекватный отпор. Помню один случай: Я училась на втором курсе Госуниверситета. На заднем дворе была небольшая церковь. Там я встретила двух подонков, которые напали на меня. Я никак не могла защитить себя, потому что один из них подкрался сзади, ударил меня чем-то по голове и я потеряла сознание. Тогда они получили надлежащий ответ – даже более жесткий,  чем нужно. Я не люблю вспоминать этот период. После этого у меня выработались рефлексы и никто не сможет подойти ко мне незамеченным, по крайней мере, ближе чем в радиусе пяти метров.

Я сопротивлялась словесно, физически, но есть люди, с которыми это совершенно невозможно и неэффективно. Поэтому вам следует избегать и стараться никогда не пересекаться с ними, даже если это касается членов вашей семьи. И у меня есть такие, я забыла об их существовании, как будто они даже не рождались.

Жизнь продолжается, и со временем участвовать в ней становится интереснее.

Дискриминация на почве гомофобии никогда не мешала мне в финансовом отношении, я никогда не была без дохода. Однако несколько лет назад я работала в одном известном учреждении, где, узнав о моей личной жизни, мне буквально урезали зарплату, а потом вообще уволили.

Горше всего вспоминается история, которую я  буквально никогда не смогу переварить. Тогда меня осудил весь Шестой корпус. Прошло более 20 лет, но эта история меня до сих пор волнует и вызывает неприятные эмоции. Я тогда училась на факультете журналистики. Одна лгунья, которую я искренне любила, решила отомстить мне за то, чего я не делала. На самом деле я ничего подобного не совершала. Близкие друзья отвернулись от меня. Они смеялись за моей спиной. Говорили ужасные вещи так, чтобы я слышала. Они максимально показывали мне, что осуждают меня из-за моих сексуальных взглядов. Спустя годы многие из них извинились, но они навсегда останутся для меня людьми, которые несправедливо осуждали и унижали меня на почве гомофобии. Да, вы можете склеить разбитую чашу, но она уже не будет прежней. Со временем развился навык пропускать мимо ушей, я стала равнодушнее. Для того, чтобы вырастить ребенка в нормальных условиях, я сменила страну проживания. Тогда в Грузии это было невозможно, а сейчас ситуация еще хуже.

Несмотря на то, что я не раз испытывала отчаянье, теряла надежду, была обманутой, оскорбленной и не контролировала свое поведение, я постоянно заставляла себя не впадать в депрессию. Вместо того, чтобы жалеть себя, я пыталась переключиться, проветриться, так как жизнь продолжается, и со временем участвовать в ней становится все интереснее.

Этот мир принадлежит всем одинаково.

Я думаю, что преодоление женоненавистничества, гомофобии, би-фобии, трансфобии и фобий в целом, возможно при наличии правильной информации и образования. Я хочу сказать женщинам, живущим во трудных условиях, чтобы они никогда не сдавались.

Прежде всего, должна быть проведена полная реформа системы образования, и с раннего возраста во всех типах учебных заведений, в соответствии с возрастным развитием, новому поколению должна предоставляться информация о том, что люди рождаются такими, какими рождаются, и их место рядом с нами, что этот мир одинаково принадлежит всем. Остальное приходит с возрастом. Любой эмоциональный и продуманный шаг делает человека сильнее. Главное — цель, и вы обязательно найдете способ ее достичь.

Как нам выжить? — Никогда не бросайте самих себя.

Интервью подготовлено при поддержке Женского фонда в Грузии (WFG).

Previous Story

Проблемы и вызовы юридического признания предпочитаемого пола.

Next Story

Я футболист и я гей — Признание австралийского футболиста.

Последние новости