ABC

В «Анатомии страсти» коснулись проблемы пагубного влияния дискриминационного запрета на донорство крови

Финальная, 20-я серия 18-го сезона «Анатомии страсти» в очередной раз обратила внимание зрителя на дискриминационный подход, губительный не только для квир-людей. На этот раз сериал коснулся  вопроса ограничения на донорство крови для геев и бисексуалов.

18-й сезон сериала посвящен трудностям, вызванным Covid-пандемией, и одним из главных акцентов последнего сериала стала нехватка донорской крови. Клиника Грея Слоана предлагает сотрудникам добровольное донорство крови в ответ на вызов, но резидент Леви Шмидт не может сдать кровь, потому что в последние 3 месяца он занимался сексом с мужчиной.

«Моя кровь так же полезна, как и любая другая. Она состоит из плазмы, красных и белых кровяных телец, пластин и… Мне уже много раз приходилось сдавать кровь для этой клиники, и я только что видел большое количество крови, поступающей в аппарат экстракорпоральной мембранной оксигенации, и я знаю, что мы должны использовать все до последней капли. А я не могу помочь из-за какого-то заблуждения. Это абсурдная, отвратительная идея, что сейчас моя кровь является сексуально активной гомосексуальной кровью… Моя кровь такая же, как у всех», — говорит персонаж Джейка Боррелла, когда он разговаривает с начальником хирургического отделения.

В заключительной серии 18-го сезона дискриминационный подход к донорству крови вновь становится предметом обсуждения. Когда большая часть запаса выливается на улицу из-за несчастного случая при транспортировке запасов крови, между членами бригады скорой помощи состоялся такой диалог:

Бенни: Ты сдавал кровь в последний месяц?

— Я гей, Бен, им не нужна моя грязная, гейская кровь.

Бенни: Да, это страх, оставшийся после пандемии ВИЧ.

— Я знаю, чем это вызвано, но наука развивается. Мы можем легко провериться на ВИЧ, но подход все тот же – лень и брезгливость. Ерунда, потому что никто не старается так сильно, как геи. Проблема сокращения поступления донорской крови была бы решена за неделю, если бы закон был изменен. 

В 2015 году Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов смягчило ограничение, согласно которому мужчинам, имевшим половые контакты с лицами того же пола, не разрешалось сдавать кровь – срок был сокращен до 90 дней. По словам Джейка Боррелла, ни один из подходов не является правильным.

«Этот запрет заставляет вас думать, что ваша ​​кровь отравлена, что с научной точки зрения неверно. Мы прошли долгий путь в тестировании крови на безопасность, и причин для запрета больше не существует. Я разговаривал с людьми во время подготовки к эпизоду, и особенно у гетеросексуальных людей сложилось мнение, что запрет не является пожизненным. Когда возникает нехватка донорской крови, вспоминают о нас и начинают менять правила», — сказал Боррелл в разговоре с «Advocate».

Запрет на донорство крови восходит к 1980-м годам, когда не было информации о пандемии ВИЧ и надлежащего медицинского оборудования, облегчающего анализ крови. Хотя с тех пор наука значительно развилась, запрет остался во многих странах. Примечательно, что многие страны начали снимать или смягчать ограничения на донорство крови во время пандемии, когда во всем мире активизировалась проблема обеспечения кровью.

 

Previous Story

Первая трансгендерная Барби – в честь Лаверны Кокс

Next Story

На рассвете около тридцати мужчин напали на пять трансгендерных женщин возле дома

Последние новости